Шифрование смартфонов и правосудие. На тонкой грани разумности

Что ответственнее — свобода либо безопасность? Кто-то вскрикнет: «Свобода!», — и задумается о безопасности. А кто-то, напротив, возопит: «Безопасность!», — но в мозг начнут вклиниваться мысли о свободе. Грань узкая и серьёзен контекст.

В этом случае контекст затронутой темы печален, криминален и заставляет в очередной раз задуматься.

Важный разбор полетов начали журналисты New York Times, усомнившись в необходимости полного шифрования данных в iOS 8 и Android и показав факты, в то время, когда оно мешает правоохранителям искать преступников.

В июне этого года папа шестерых детей был убит в пригороде Эванстона, шт. Иллинойс, неподалеку от Чикаго. Согласно точки зрения полиции, убитый по имени Рэй Оуенс кроме этого был ограблен.

К сожалению, ни свидетелей, ни записей с местных камер наблюдения стражам правопорядка найти не удалось. Само собой, их пара вдохновило то, что рядом с телом были отысканы два смартфона – iPhone 6 с iOS 8 на борту и Samsung Galaxy S6 Edge 9. Оба гаджета были защищены паролями, соответственно, доступа к их содержимому у полиции не выяснилось.

Окружной судья штата Иллинойс выдал ордер, что потребовал от Apple и Гугл передачи и разблокирования смартфонов данных из их памяти влияниям. Быть может, такая информация имела возможность оказать помощь в раскрытии убийства обладателя устройств. В ответ на ордер Apple и Гугл объявили, что ничем не смогут оказать помощь, потому, что не знают паролей, которыми пользователь защитил собственные смартфоны.

Так что до сих пор убийство не раскрыто, а преступник разгуливает на свободе.

До недавнего времени, в частности, до сентября прошлого года, аналогичной ситуации с личными пользовательскими разрешёнными и возникнуть не имело возможности. Как раз тогда и Apple, и Google, чьи операционные совокупности установлены в 96% смартфонов в мире, сказали о внесении трансформаций в работу их мобильных ОС. Мобильные платформы iOS и Android с того времени защищены важной совокупностью шифрования данных. Так что сейчас разработчики и сами производители ОС не в силах разблокировать личные продукты.

Вот что сообщено по этому поводу на сайте Apple.

У Apple нет возможности извлекать пользовательские эти из устройств с iOS 8 на борту в ответ на запросы правительства. Файлы, каковые смогут интересовать правоохранителей, шифруются посредством полноценной кодировки, которая привязывается к паролю пользователя. А пароль данный не известен Apple.

Офпред Гугл объявила, что ключи шифрования не сохраняются вне устройств на базе Android.

Соответственно, дать их правоохранителям нет никакой возможности.

В полной мере логично, что у большинства появляется вот какой вопрос (при мысли о жертвах правонарушений, каковые сейчас нельзя раскрыть из-за аналогичной шифровки данных). Неужто такая важная кодировка стоит того? Выходит, что производители косвенно защищают преступников.

В промежуток между июнем прошлого и октябрём года 2015-го полиции Нью-Йорка не удалось раскрыть 74 правонарушения, и это лишь в районе Манхэттена. По этим делам проходят iPhone с iOS 8 на борту, каковые легко нельзя использовать в качестве улик либо как-то извлечь из них эти, кроме того не обращая внимания на наличие судебных ордеров, предписывающих взлом устройств. Среди этих незавершенных расследований имеется дела о попытке убийства трех человек, неоднократном насилии над ребенком, работорговля с целью сексуальной эксплуатации, и о ограблениях и многочисленных нападениях.

Обвиняемые по различным уголовным делам, по-видимому, уже в курсе дела. К примеру, подозреваемый в одном тяжёлом правонарушении на Манхэттене, находящийся в заключении, кроме того прокомментировал эту обстановку для прессы. Он объявил, что Apple и Гугл создали такое ПО, которое не имеет возможности взломать полиция.

Сами Apple, Гугл и другие компании, поддерживающие полноценное кодирование данных в ОС, предлагают личные доводы в поддержу своего решения. Их новая политика — это ответ на признание технического эксперта Эдуарда Сноудена в том, что Управление нацбезопасности смотрит за судьбой рядовых американцев.

Согласно точки зрения технологических компаний, полное шифрование снабжает их смартфонам более надежную защиту от киберпреступников. Кроме этого, производители заявляют, что, будь у них на руках ключи для того чтобы шифрования, правительства все равно нашли бы метод, как заполучить соответствующие данные и эти ключи.

Вопрос, получается, весьма спорный. Имеется вывод, что кроме того новый метод шифрования не имел возможности бы не допустить практику АНБ по сбору данных из смартфонов несложных обывателей либо прослушиванию бесед. Кроме этого нет доказательств и тому, что обновленная защита мобильной платформы имела возможность бы урегулировать вопросы со взломом ведомственных баз данных либо защитила бы устройства от вирусов.

Обращение о нарушении прав и свобод личности кроме этого тут не идет, разговор так как о том, что кроме того при необходимости расследовать правонарушение правоохранители не смогут получить доступ к мобильным устройствам подозреваемых, и не имеет значения, сколько ордеров на это выдаст суд.

В Соединенных Штатах, Англии, Франции, Испании и других демократических государствах законодательство дает местным правоохранительным органам разрешение на доступ к местам, где преступники прячут улики, к их зданиям, багажникам их авто, складским помещениям, цифровым сетям и компьютерам. Само собой, в каждом из аналогичных законов четко прописаны вопросы, каковые разграничивают право на конфиденциальность пользователей и право на безопасность сообществ, в которых эти пользователи живут. Соответственно, в случае если правоохранителям необходимо совершить обыск, то только местный судья либо уполномоченный комиссар может решить, имеется ли для для того чтобы обыска веская обстоятельство. Ни один из МВД не занимается массовым сбором личных данных пользователей либо вторыми тайными практиками.

Поиск улик происходит только нацелено, и только в соответствии с разрешению, взятому по окончании определения на то обоснованных обстоятельств.

В этом и содержится баланс, на базе которого трудятся местные правоохранительные органы. На этом балансе и выстроены ожидания граждан по поводу приватности. Но по причине того, что на данный момент законодательство не поспевает за развитием разработок, две наибольшие компании из Кремниевой Равнины совсем без всяких последствий нарушили данный самый баланс.

Пример с многодетным отцом, погибшим от руки грабителя — только один среди многих вторых. Во Франции эти со смартфонов кроме этого имели возможность стать критичными в расследовании дела с террористической атакой на издательство Charlie Hebdo и нападением на коммуну Сен-Кантен-Фаллавье неподалеку от Лиона. Да и в повседневной судьбе полиция деятельно применяет улики и доказательства, каковые возможно извлечь из смартфонов: для раскрытия правонарушений на сексуальной земле либо связанных с насилием над детьми, киберпреступлений, убийств и ограблений.

Одновременно с этим новый вид шифрования данных существенно ограничивает возможности следователей, очень снижает эффективность работы их команд. У большинства появляется вопрос: из-за чего правоохранителям приходится вести дела, словно бы со связанными руками, тогда как криминальная деятельность начинается при помощи устройств, к каким нет доступа у органов правопорядка.

Иначе говоря ответ Apple и Гугл применять полное шифрование данных в смартфонах лишь усложняет работу по защите граждан от преступников. Как же сейчас отыскать баланс между плохими пользами полного шифрования и необходимостью расследовать и раскрывать правонарушения?

Так как от этого зависит безопасность людей. [New York Times]

Как мне думается, обстановка в этом случае рассматривается достаточно однобоко. С одной стороны, у правоохранителей нет доступа к данным смартфонов пользователей. Иначе, у преступников также нет доступа к информации в смартфонах ответственных граждан, которая может послужить триггером к важным правонарушениям с людскими жертвами.

Баланс в любом случае сохраняется. Возможно, само собой разумеется, поспорить, дескать, из-за чего бы не сделать весьма сильную предохранительную совокупность, но с лазейкой для правоохранителей? Так вы же сами замечательно осознаёте, что в случае если лазейка будет, то она станет дешева и преступникам. Все в этом материальном мире продается и покупается.

Человек, по сути, самое страшное и самое сильное животное на планете.

Да-да, как раз животное. С легким налетом цивилизованности. По причине того, что кроме того 10 тыс. лет развития данной самой цивилизованности есть только мигом на фоне миллионов лет тренировки животных инстинктов. Причем в отличие от вторых животных у человека нет особенного табу на уничтожение себе аналогичных.

Вот и получается, что удерживать животные инстинкты общества возможно только посредством ограничивающих совокупностей, действующих машинально и независимо от влияния внешних, в особенности антропогенных факторов. Что, фактически, и сделали Гугл и Apple, исключив антропогенный фактор из совокупностей защиты по большому счету.