Владимир Евтушенков: Битва под курсом

Нынешнюю экономическую обстановку в стране, согласно точки зрения генерального директора АФК "Совокупность" Владимира Евтушенкова, оптимальнее обрисовывают слова "как на пороге сражения".

Владимир Евтушенков. Фото "Профиль"

"Профиль": Владимир Петрович, сейчас у нас в экономике наблюдаются две не самые благоприятные тенденции. Первая — нестабильность темпов роста.

Вторая — падение на фондовом рынке. С чем это, на ваш взор, связано?

Владимир Евтушенков: Что касается замедления роста, то, думаю, это обстановка объективная. Мы попали во время, в то время, когда мировые цены на сырье демонстрируют невиданную стабильность.

Это относится не только нефти, но и металла, к примеру. Такое положение, само собой разумеется, разрешает отечественной стране иметь хороший бюджет. Но иначе, это не самым лучшим образом воздействует на несырьевые отрасли, в особенности на машиностроение.

Российская Федерация завязана на мировую экономику, исходя из этого каждые колебания в мире сказываются и на нас, среди них и на отечественном фондовом рынке.

Заберём, например, политические риски в мире, отражающиеся на России, к примеру Ирак. Считалось, что в том месте весьма скоро отправится нефть. Но этого не произошло — никто не имел возможности спрогнозировать того, что в том месте на данный момент. Ожидания не оправдались, из этого — нестабильность обстановки, идут огромные армейские затраты.

А это приводит к перераспределению инвестиционных потоков в мире.

Так что, повторюсь, отечественные нынешние экономические процессы позваны объективными обстоятельствами.

"П.": Возможно ли сделать вывод, что лозунг об удвоении ВВП так и останется лозунгом?

В.Е.: Нет, это полностью настоящая задача.

"П.": Рост затухает — по вашим же словам, как минимум до Января этого года, — а удвоение однако состоится.

Несоответствия тут нет?

В.Е.: Обстановка такова, что, к сожалению, мы подошли к периоду… ну, как перед сражением. Из-за чего показались термины "инновационная политика", "конкурентоспособность страны"?

По причине того, что это и имеется начало уточнения приоритетов, в частности: куда вкладывать деньги. В данном направлении идет важная — пускай и невидимая для широких слоев — работа не только на уровне правительства, но и самого бизнеса. Я не буду именовать конкретные фамилии — весьма не так долго осталось ждать вы их определите — из тех предпринимателей, каковые занимались без шуток сырьем, а на данный момент деятельно инвестируют в высокотехнологичные отрасли. Это указывает, что динамика роста этих отраслей изменится — уже давно для того чтобы не было.

"П.": Если не желаете именовать фамилии, укажите, прошу вас, хотя бы отрасли…

В.Е.: Авиастроение, телекоммуникации, машиностроение, сервисные отрасли, денежная сфера.

Само собой разумеется, продолжатся инвестиции и в сырье. Но все знают, что та динамика роста, что сырьевики демонстрировали сейчас, не имеет возможности длиться вечно.

Это кроме того вредно, потому, что запасы неспешно истощаются и извлекать их нынешними темпами при нынешних же разработках — значит быстро сужать возможности по добыче уже в скором времени.

"П.": В случае если мы вас верно осознали, падение темпов роста вы, например, связываете с переформулированием большим бизнесом инвестиционной политики, которая сейчас увеличиться нацелена на развитие высокотехнологичных отраслей. Как укладывается в эту схему то, что самые крупные, либо громкие, инвестиции отечественных ФПГ в последние полгода-год делаются за предел — мы имеем в виду "Северсталь", "Интеррос" и др.? Не больше ли это похоже на бегство большого капитала из России?

В.Е.: В случае если разглядывать раздельно каждую конкретную сделку, то в побудивших ее свершить мотивах, возможно, возможно найти очень многое — возможно, в каких-то случаях присутствует да и то, что вы сообщили. Но это не правило — по причине того, что существуют миллионы способов увести деньги, — а исключение из правил.

В целом это полностью закономерный процесс.

Большие региональные компании, дабы выстоять в конкурентной борьбе, неизбежно стремятся стать межрегиональными, межрегиональные — национальными, а национальные — транснациональными. Мы не придумали тут ничего нового, данный механизм прошли десятки компаний разных государств. Либо ты развиваешься и расширяешься непрерывно, либо ты остановился — тогда ожидай, что станешь чьей-то добычей.

"П.": По-второму сформулируем вопрос: свидетельствует ли череда сделок, любая из которых тянет на "ярд" с лишним, что в Российской Федерации на данный момент нет объектов для столь масштабных разовых инвестиций?

В.Е.: Не буду сказать за вторых, сообщу про отечественные "Мобильные ТелеСистемы": мы покупаем активы на Украине, в Казахстане, Узбекистане. Не вследствие того что исчерпали возможности для развития в Российской Федерации. А вследствие того что имеем возможности еще и для инвестиций за предел. А вдруг такие возможности имеется, их нужно применять, пока этого не сделали соперники.

Что же касается отсутствия, как вы сообщили, объектов для масштабных инвестиций в Российской Федерации, то это вопрос счета.

В этом году мы положили лишь в развитие МТС более $1,5 млрд. Но сделали это порционно, исходя из этого на первый взгляд думается, что самые громадные инвестиции идут за предел. На самом же деле я знаю последовательность идеальных в этом году сделок по $300-500 млн., но вы их не заметите в ваших рейтингах. Те, кто варится в мире бизнеса, обладает таковой информацией. Для журналистского мира, не обижайтесь, более занимательны какие-то реперные точки либо каковые прекрасно пропиарены.

Но делать по таким точкам выводы, анализ — неправильно.

"П.": И все же, чем дальше начинается дело ЮКОСа — особенно на данный момент, в то время, когда реально замаячило банкротство компании, — тем посильнее чувство, что последовательность компаний либо людей пробуют как-то от страны защититься. В частности — уйти в кэш, продаться западникам и т.д.

В.Е.: Ореол около профессии предпринимателя, что был еще 6-7 лет назад, в то время, когда казалось, ты можешь все, — данный ореол пара померк.

И в данной обстановке кое-какие люди, для которых бизнес не есть дело всей их жизни, они вправду выходят в кэш, стараются занять казенные места и т.д. Имеется и такое: многие уверены в том, что защита от всяких неожиданностей — необходимая диверсификация в зарубежное производство.

Это все имеется.

Я считаю, что маятник качнулся в эту сторону года два назад. Но он не так долго осталось ждать возвратится, поскольку никто не спорит с тем, что бизнес — это один из благополучия развития страны и столпов экономики.

"П.": Разрешите с вами не дать согласие в том, что практически все признают за бизнесом ту громадную роль, о которой вы сообщили.

Все то же дело ЮКОСа тому подтверждение.

В.Е.: Существуют полярные точки зрения. Первая: по большому счету не требуется никакого национального регулирования, рынок сам все отрегулирует. Вторая: должно быть достаточное количество национальных регуляторов, каковые разрешат обезопасисть отечественный бизнес от экспансии и на национальное же регулирование полностью возложить определение приоритетов развития страны.

Я придерживаюсь середины. Потому как бизнес не имеет возможности развиваться без опоры на власть — имеется множество сфер, заинтересованностей и тем, в которых без страны мало что возможно решить. К примеру, большие инфраструктурные проекты. Исходя из этого, я точно не приверженец группы, думающей, что рынок сам все утрясет. Но не согласен и с тем, что необходимо всегда усиливать госрегулирование.

Легко вследствие того что личный бизнес в далеком прошлом доказал собственную эффективность. А вот госрегулирование, если оно делается безграничным, как показывает отечественный коммунистический опыт, ведет в тупик.

"П.": Более узкий вопрос. Как вы оцениваете идею, которая сейчас деятельно обсуждается, что региональные власти не должны заниматься предпринимательской деятельностью.

А ведь в приложении к Москве это огромные деньги от одной лишь сдачи в аренду принадлежащих городу строений.

В.Е.: Нереально по мановению чудесной палочки все это раздать либо дать. А так, в принципе, все идет к тому, что город будет получать налоги со своей — реализованной либо данной в управление — собственности в виде налогов. Муниципальные власти, как мне думается, знают необходимость постепенного перехода к подобному методу пополнения бюджета.

Но собственность Москвы — громадный корабль.

И одномоментно развернуть его в другую сторону не окажется. Это вопрос продолжительной и тщательной работы.

© Владимир Змеющенко, Федор Жердев, «Профиль»