Олег Стефанюк, "Украинские радиосистемы": Кризиса нет, но существует опасность…

ЗАО «Украинские радиосистемы» начало собственную деятельность еще во второй половине 90-ых годов двадцатого века, но в силу различных событий сеть не развивалась. Одним из сложных этапов деятельности компании возможно назвать те времена, в то время, когда бывшее управление «Госкомсвязи» собиралось лишить оператора лицензии, соперники желали перекупить «УРС». Обстановка изменилась в сентябре 2003 года, в то время, когда в компанию пришел новый менеджер Олег Стефанюк.

Скоро компания получила разрешение Укрчастотнадзора на ввоз оборудования для расширения сети сотовой связи стандарта GSM-900, и менее чем за 14 месяцев удалось выстроить сеть, которая охватила около 30 городов.

Олег Стефанюк

— Как вы оцениваете прошедший год и каковы ваши главные успехи, поскольку недавно о вас ничего не было известно?

— Прошедший год показал уверенный рост рынка телекоммуникаций.

Количество пользователей сотовой связью по некоторым данным на 1 февраля 2005 года составило около 15 млн. абонентов, т. е. двоекратно увеличилось, а показатель охвата населения одолжениями связи достиг 31%.

Для отечественной компании 2004 год стал решающим — в это время мы выстроили национальную сеть сотовой связи, охватив все областные центры, вывели на рынок новую припейд-услугу МОБІ. А уже в январе 2005 года мы объявили введение нового в Украине сервиса SMS-информирования о пропущенных вызовах.

— Поделитесь опытом, как вы сумели за маленький временной отрезок выстроить сеть национального масштаба?

— Давайте определим, что мы понимаем под термином «национальная сеть», потому, что ни в каких нормативных документах для того чтобы понятия нет. По моему точке зрения, сказать о сети национального масштаба возможно тогда, в то время, когда покрыты все областные центры Украины. Мы сумели это осуществить за 13 месяцев, но потому, что это число не всем симпатично, будем вычислять, что работа была сделана за 14 месяцев.

на данный момент у нас, не считая областных центров, покрыты такие города, как Трускавец, Кривой Рог, Мукачево, Надвирна. К лету планируется запуск сети на ЮБК.

— Существуют ли у вас сложности с инвестициями и кто есть главным инвестором компании?

— Отечественный акционер вкладывает в отечественный проект даже больше чем нужно средств.

Главная неприятность не в том, что их не достаточно, а, напротив, в том, дабы их освоить.

— Неужто все складывалось так прекрасно и трудностей по большому счету не появилось?

— Так нельзя сказать.

очень плохо на нас сказалось то, что в стране был достаточно долгий период «застоя», в то время, когда на протяжении выборов нам запретили вести какие-либо работы, после этого продолжительные праздничные дни. Если бы всего этого не было, мы бы уже пошли дальше, а так приходится наверстывать потерянное.

Среди технических неприятностей возможно назвать то, что непросто отыскать подрядчиков, каковые сумеют «переварить» запланированный объем работ.

К организационным сложностям направляться отнести проблему с получением лицензии на радиорелейную сообщение. Было нужно практически везде «уходить под почву» — прокладывать волоконно-оптический кабель. Желаю заявить, что это более прогрессивная разработка, и с ее возникновением мы взяли последовательность преимуществ: громадная пропускная свойство, надёжность и лучшее качество.

Громадный вклад в неспециализированный труд внесла вся команда, состав которой планировал практически по крупицам. Могу сообщить одно: дабы достигнуть этих результатов, нам было нужно довольно много трудиться.

— Эксперты отмечают, что вам не достаточно частотного ресурса и ваша сеть не сможет обслуживать более чем 1 млн. абонентов.

Так ли это?

— Нет, это неверно, у нас нет неприятностей с частотным ресурсом, не смотря на то, что раньше они были. Размер сети зависит не только от количества частот, но и от оборудования.

К примеру, на одном отечественном коммутаторе возможно включить до 1 млн. абонентов. Я не могу оперировать правильными данными о технических чертях оборудования отечественных соперников. Но знаю совершенно верно, что та техника, которая поставлялась в Украину, разрешает подключить не более 200 тыс. абонентов на одном коммутаторе.

К примеру, при повышении числа абонентов в Киеве до одного миллиона нам возможно не тревожиться и нормально трудиться, а вот соперникам приходится повышать колличество коммутаторов и все время контролировать нагрузку, в противном случае может повториться осенний кризис.

— Необходимы ли вам лицензии на другие стандарты связи, и в случае если будет заявлен тендер на 3G, примете ли вы в нем участие?

— Такие решения не принимаются менеджером компании, об этом смогут сказать лишь соучредители, потому, что это связано с огромными инвестициями.

Что касается 3G, пологаю, что еще преждевременно сказать о его внедрении у нас. Не смотря на то, что делать какие-либо прогнозы — неблагодарное дело, потому, что разработки развиваются весьма стремительными темпами, да и то, что думается на данный момент забавным, может оказаться более чем актуальным через 11-12 месяцев. В случае если взглянуть на историю развития абонентской базы, все прогнозы, каковые делали начальники ведущих операторов, были неточными.

Итоговые цифры были намного больше предполагаемых.

— Правда ли, что сейчас к вашей компании проявляют интерес россияне и другие зарубежные потенциальные клиенты?

— В первую очередь желаю заявить, что я лично никаких предложений не получал.

на данный момент большое количество пишут о том, что мы ведем с кем-то переговоры. Я равно как и вы, определю об этом из прессы и других источников информации. Возможно, журналисты об этом знают больше, чем я.

С представителями разных русских компаний мы видимся систематично, но это простые деловые переговоры, которые связаны с развитием сотовой связи, и, например, отечественной технологической платформы. Взаимодействуем мы и с украинскими операторами.

К примеру, недавно я виделся с управлением «Астелита». На протяжении данной встречи мы обсуждали рабочие вопросы, такие, как схемы сотрудничества между отечественными компаниями, совместное применение технологических элементов сети и другое. Борьба между нами должна быть обычной, потому, что мы все трудимся с одними и теми же абонентами. Не секрет, что на данный момент у одного человека возможно в один момент пара телефонов, подключенных к различным операторам.

Исходя из этого нам необходимо трудиться как единый механизм на то, дабы пользователю было лишь удачнее и эргономичнее.

— Но многие уверены в том, что вы на данный момент трудитесь на то, дабы перепродать компанию…

— Я не тружусь на это. Но вы должны осознавать, что я не соучредитель компании. Теоретически любой стоящий субъект телекоммуникационного рынка может стать объектом спекуляции.

Лишь позволяйте понимать данный термин как экономический, а не пролетарский. Телекоммуникационные компании создаются для того, чтобы быть перепроданными с целью увеличения капитализации холдинга. Потому, что трудиться на любом рынке без постоянного «вливания» средств нереально, нужно расширять сеть, докупать оборудование и т. д. В сотовой связи имеется начало, но нет финиша развития, исходя из этого компанию создают для того, чтобы в обозримом либо далеком будущем перепродать. Пологаю, что к Январю возможно будет ожидать существенных изменений и передела в телекоммуникационной сфере, и это относится не только небольших и средних компаний, но и больших игроков.

Исходя из этого не буду утверждать, что в «УРС» в ближайшие год-два ничего не изменится. Могу сообщить одно, трансформаций в нехорошую сторону не случится.

— Вы упомянули о обычной конкуренции. Как строятся взаимоотношения с большими игроками?

— Они двояк — в бизнесе мы и коллеги, и соперники. Потому, что развитие и создание инфраструктуры сети сотовой связи — вещь высокозатратная, кое-какие операторы стремятся отыскать пути сотрудничества с целью сокращения затрат. Речь заходит о совместной эксплуатации некоторых элементов сети.

Это уже свидетельство развитого рыночного мышления, где экономический интерес превалирует над эмоциональным отношением. Аналогичного согласия нам удалось достигнуть с компаниями «Киевстар» и «Астелит». Мы пошли друг другу навстречу, и такое сотрудничество выяснилось успешным.

Что касается второй стороны отечественных взаимоотношений — борьбы, то тут собственная специфика. Как мы знаем, более 94% доходов рынка приходится на две компании. А по количеству абонентов они дробят более 98% рынка. Подобное «распределение» кроме того дало АМКУ предлог инициировать в прошедшем сезоне шумное обсуждение монополизации рынка сотовой связи, которое в итоге негромко сошло на нет.

Эта обстановка имеет и собственные подводные камни — более интенсивный трафик в двух сетях, громадная нагрузка на соты, многоуровневые административные структуры и т. д. Обычно абоненты таких операторов не ощущают персонального внимания к своим проблемам, и это заставляет их искать альтернативу. Такие абоненты — один из существующих резервов для соперников. Что касается отечественных действий в условиях высокой борьбе, могу с уверенностью заявить, что мы не собираются устраивать «соревнование» рекламных бюджетов либо принимать участие в ценовом демпинге — это самый примитивный путь. Наша фирма делает упор на инновационные услуги, удобство и простоту обслуживания, построение стратегии сотрудничества с абонентами.

— Не обращая внимания на то, что многие вычисляют ваш рынок неконкурентным, я так осознаю, что вы с этим не согласны?

— Отрасль телекоммуникаций есть на данный момент не только одной из самых динамично развивающихся, но и высококонкурентной. Обостряется не только борьба между операторами, но и между поставщиками оборудования, контент-провайдерами, торговыми сетями и т. д. Стоимость услуг сотовой связи заметно понижаются, операторы систематично выполняют рекламные акции, каковые фактически повторяют одна другую.

На таком рынке отечественная стратегия — стремиться обеспечить предоставление отечественным абонентам наилучших условий с позиций качества связи, стоимости пакета обслуживания и выбора услуг; своевременный учет перспективных областей и технологий их применения — Интернета, мультимедийных одолжений, электронной коммерции и др., активное содействие заинтересованностям абонентов, включая создание универсальных информационных служб и служб связи.

Т. е. приоритеты отечественных предложений — уровень качества, лояльность, удобство. Помимо этого, отечественный резерв в наращивании абонентской базы — углубление потребительской пирамиды, занятие новых рыночных ниш. В регионах еще не хватает развита фиксированная телефонная сеть, исходя из этого восполнение сотовой связью этого «пробела» кроме этого воображает для нас интерес.

— Какие конкретно законодательные либо регуляторные нормы воздействуют на ограничение борьбы на рынке?

— Рынок сотовой связи на данный момент стоит на пороге «регулятивных изменений». НКРС, которая была призвана стать «главным администратором» отрасли, привела к ряду нареканий в силу определенной заангажированности некоторых собственных участников и к исполнению возлагавшихся на нее функций так и не приступила. В данной связи кое-какие ответственные процессы на рынке приостановились. На данный момент к управлению отраслью пришел новый министр, на плечи которого ложится задача развития телекоммуникаций на базах прозрачности и реальной законности. Хочется захотеть ему удачи на этом посту и скорейшего решения проблем отрасли.

На разработку НКРС нужно время. В составе этого органа должны быть специалисты, а не случайные люди.

на данный момент, в то время, когда новый Президент дал отвод составу НКРС, утвержденному Л. Кучмой, громадное значение получает как раз механизм формирования нового состава рабочей группы. Данный вопрос нельзя решать впопыхах, поскольку новым участникам правительства требуется определенное время для изучения обстановки в отрасли. Но и тащить с ответом также запрещено, поскольку отсутствие легитимного регулятивного механизма в отрасли замедляет многие процессы.

По сути сейчас отраслью никто не имеет возможности руководить. Кризиса, само собой разумеется, нет, но существует опасность того, что жить «вольно» может так понравиться другим субъектам и операторам связи рынка, что возвращаться под «регулирование» уже никто не захочет.

— Вы трудитесь на рынке не первый год. Стала ли обстановка более твёрдой в плане борьбы?

— без сомнений, борьба усилилась и, более того, в этом замысле рынок еще далек от равновесия. Ко мне уже проторили дорогу агрессивные европейские компании — я говорю о МТС, Turkcell. Интерес проявляют и мировые операторы сотовой связи.

Так что на рынке в полной мере вероятны увлекательные события. Я не говорю о появлении новых операторов, но не исключаю вероятный приход на рынок либо создание новых телекоммуникационных холдингов. С уверенностью возможно заявить, что в 2005 году рынок сотовой связи реально стал конкурентным, и эта борьба будет увеличиваться.

— Отразилось ли ужесточение борьбы на доходах компании?

— На данном этапе развития отечественной компании я не могу сказать ни об убытках, ни о прибыли. Я не считаю инвестиции в развитие компании, построение национальной сети сотовой связи, обновление технической базы убытками. Это долговременные инвестиции. Более того, их количество будет наращиваться. Построение сети сотовой связи требует четкой последовательности действий в рамках реализации бизнес-замысла.

Другими словами «мобилизация» в первую очередь охватывает большие города, в последующем — районные и пустынные центры, и транспортные магистрали. До тех пор пока данный замысел не выполнен, сложно вести обращение о какой-либо прибыли. на данный момент стало модно публиковать «сногсшибательные» цифры, но мне не совсем ясно, на кого вычислен таковой пиар-ход: на потребителя, на правительство либо на соперников? Исходя из этого мы решили не «пугать» рынок цифрами.

Мы трудиться и развивать отечественную сеть.

© Светлана Панюшкина, "Инвестгазета"